Продолжим вести уютненький бложик

Ну шо, я вроде пришла в себя, можно и продолжить наше с ним жизнеописание. Я — это его жисть-жестянка, а он — это, стало быть, Бензинович.

Во как завернул лихо 🙂

Это меня прёт просто не по-детски.

Я только что гулял по городу. У нас тут ясный морозный денек, а у меня уже неделю как очищаются легкие. И вы знаете, только сегодня я почувствовал, причем почувствовал физически, как же всё теперь по-другому. Это такой нереальный кайф, что я тут же на радостях стал звонить ляпшему камраду Ёсе Тороа, и делиться с ним своим новоприобретённым счастьем и ощущением свободы.

Одним словом, от демонов я вроде избавился, продолжим вести наш уютненький бложик. Сегодня у нас первым блюдом идут фотографии Валдая, дабы посмотреть их через год и поцокать языком, как, мол, в 2011-м снега было дохуя (а чаще выше):



Дневник наблюдений за природой

Мир, оказывается, полон всяких запахов. Увы, как правило, не очень приятных.

Как мне кажется, я стал более эээ теплокровным, если раньше всё время зяб, то сейчас одеваюсь гораздо легче.

И да, зря мы кататься-то не поехали, морозы, как видите, не так и страшны, как их малевал Гисметеодотру.

 



Как-то легко и непринуждённо

Друзья,  не буду боле вас напрягать своими таинствами о демонах и прочем.

Я таки прочитал эту книгу.

По этому поводу могу сказать только одно: БЛДЖАД, КАКОГО УЙСКОГО Я НЕ СДЕЛАЛ ЭТО РАНЬШЕ?!

Единственное, что хочу сказать: относитесь ко мне эти дни немного снисходительно. Все-таки,  я и обычно-то ебанько немалое, а тут у меня и давление скакнуло, и срать, пардон, охота, и вообще.

И таки да, я вас этой книгой ещё немало заебу. Я своих друзей люблю и бросать не намерен.

 

Гари Мур

Последний раз так хреново от смерти человека было почти год назад.

Ххххх… с одной стороны, конечно, не дай Бог, а с другой. Ясно же, что рано или поздно это случится (я не про себя), и это ОЧЕНЬ страшно 🙁

Ну и ещё, в сотый раз, процитирую Горчева:

А вот Север – это очень страшная штука…
Вернёшься оттуда бывало и три дня пьёшь запоем в благодарность за то, что остался жив.
Но на следующий год, как только весна, так сразу начинаешь вздыхать, чесать бороду и размышлять о постороннем: обратно туда хочется.

Гениальнее и не скажешь.

Покойтесь с миром, парни.