Вышний Волочёк, немного (на самом деле много) картинок прогулки по городу

Убить субботу, прогуляться по стриту, прикупить дмитрогорской мясни и местной тверской алкашки — так вроде отличный город!

Но начинаешь вглядываться, и со всех сторон на тебя смотрит мрак, тлен и безнадёга. Как сказал знакомый журналист из «Русского мира» — оптово-сволочной (здесь на самом деле другое слово, но меня читают и дети) стиль поглощает наши города без остатка. Кругом руины, пожарища, неухоженность и пёстрая неуместная реклама, вот честно, иной раз хотелось всё это развидеть. К слову, почему-то самый трэш я фоткать постеснялся.

А вообще город кайфный, интересных деталек всё еще миллион, любителю старины и этнографии — рай.

Читать дальше



Фантастическое преображение Коммунарной улицы в Боровичах

Полностью деинсталлировали все старые деревья, перепрофилировали уличное пространство (увеличили ширину тротуаров), плитка-поребрик, парковочные карманы, кованая оградка, изящные фонари без проводов (передают привет нашим столбам в Соловьёвском парке), полностью убрана открытая почва (прощай, грязь и извечный русский дрист) и как вишенка на торте — сажают новые уже почти взрослые клёны. И самое главное — живые дома, куча всяких бизнесов, учреждений и кругом ключом кипит жизнь, прям настоящий променад. Когда все работы по реконструкции закончат, тут будет улица-мечта. Валдаю есть на кого равняться.

Боровичи — це Європа 🙂

Читать дальше



Каменные реки Уксинского оза

Ходили мы там часа три, впрочем, как ходили, скорее прыгали с камня на камень. Ноги чуть не отсохли. Причём, ходить там весьма опасно, камни не скользкие, но многие шатаются, запросто можно угодить ногой в щель, неудачно упасть и вывихнуть, а то и сломать. Увага, будьте осторожны!

Очень не повезло со светом, поэтому фотографии, увы, никакие. Там, конечно, надо вставать палатками, топтать точки и сидеть на режимный свет — рассвет, закат, туман и вот это вот всё. За то время, что мы там лазали, солнце вышло на десять минут, и то сквозь какую-то дымку (см. пред. псто).

Такое вот сказочное место. Обязательно буду там ещё раз.

И пару слов за дорогу.

Благая весть для тех, кто помнит поганский грейдер от Лахденпохьи до Хийтолы: теперь там до Приозёрска роскошный прямой автобан! Раньше пыль столбом и крутые повороты, опасно, а если еще и жара и без кондея — совсем беда. И вторая порция кайфа — М11 почти от самого Питерка и до Углов. В общем от Питкяранты до дома долетелось часов за десять (с учетом двухчасового болтания по Икее и Меге).

Такое вот нано-путешествие.

До следующего раза 🙂

Читать дальше



Лоухенпянламмет

Недалеко от карельского городка Питкяранта, что на берегу Ладожского озера, есть одно весьма интересное место — Уксинская озовая гряда.

Уксинский оз — классический пример развития ледникового ландшафта (валунные озовые гряды). 10-15 тысяч лет назад ледник (километр и более толщиной, на минуточку!) своей массой (вы только её представьте!) перемалывал здесь скальную породу до состояния почти идеально круглых валунов размером до полуметра. И самое интересное, за тысячи лет это место не обросло почвенным покровом и не заросло сплошным лесом! Т.е. мы своими глазами можем посмотреть на деятельность последнего оледенения! И потрогать камни, последним к которым прикасался Ледник.

Сворачиваете с трассы Р-121 на юг в районе озера Саксъярви, петляете по грунтовкам к координатам 61.6250, 31.7648, где находится «жемчужина» озовой гряды — озеро Лоухенпянламмет (за правильность написания не ручаюсь, на картах место никак не обозначено и топоним толком не гуглится).

В ходе опроса встретившихся местных жителей и гугления русско-финского словаря выяснилось, что это переводится как «Озеро бабки Лоухи» (pää — бабка, lammet — пруды).

Место просто фантастическое! Совершено инопланетные ощущения!

Среди россыпей валунов множество мелких озер. Дно озер не илистое с редкими песчаными пляжиками, как повсюду вокруг, а образовано валунами — поэтому вода здесь очень прозрачная. Береговая линия озер сильно изрезана, посреди маленьких озер попадаются уж совсем крошечные островки и узенькие перешейки. Кроме того, россыпи валунов сами по себе выглядят феноменально — создается впечатление, что их насыпала огромная рука неведомого тролля. Видимо, отчасти это впечатление вызвано тем, что по большей части валунные россыпи за многие тысячи лет не заросли деревьями, а остались лежать в первозданном виде с ледниковых времен — сосны и можжевельник растут здесь не слишком густо и позволяет разглядеть форму рельефа. Местные жители и джиперы, которые проводят здесь этап гонки вокруг Ладоги, называют это место «каменными реками», что довольно удачно передает характер местности.

Место не очень раскрученное и мало посещаемое, и это хорошо.

Вердикт: ехать!

Да, чуть не забыл, за координаты огромное спасибо одному из основателей легендарного трофи-марафона «Ладога» Юрию Овчинникову. Юра, спасибо за кайфное место!

Смотрим фотки.

Читать дальше



Карельская осень

На сей раз катались по-овощному, с ночёвками в гостиницах. Когда прогноз грозит заморозками по утрам, спина невольно начинает ныть от одной мысли про отсыревший матрас в промёрзшей мокрой машине и трясущийся утренний кофе у упорно не разжигающегося костра. Брр… Видимо стареем, что уж там.

Кстати про гостиницы. В последнее время экономят на всем, даже тапочек в номере нет. Ещё сильно бесят прям ваще толстенные и слишком мягкие гостиничные матрасы — спишь, как в яме. Отдельно раздражает отсутствие инструкции к ТВ, везде какие-то приставки, тюнеры, ворох лентяек, без бутылки не разобраться… И самое печальное — в гостиницах не приносят в постель тёплого поющего кота 🙁

Лучше бы всё-таки «дикарём» поехали, право слово.

Карелия прекрасна! Те, кто говорит «да что там в той Карелии, Валдай лучше», просто не понимают, что сравнивают пару наших сосновых рощиц и озерко (и местность, перепаханную нитками ЛЭП, газопроводов, автострад и жд-дорог) с огромной республикой, простирающейся с севера на юг на почти тысячу километров, с её тысячами озёр, скал, водопадов, необычной природой и первозданностью. Карелия просто невообразима. Я катаюсь уже раз тридцать, и до сих пор нахожу что-то новое.

В общем, немного простых осенних фотозарисовок из Карёлии (кстати, кто знает, почему через «ё»?)

Читать дальше



Очередная Карелия

Скатались на как бы «фототур» в одно ну о-о-очень интересное и не раскрученное туристами местечко в Южной Карелии, о котором, впрочем, чуть попозже, а сейчас пара картинок чарующей ночи на берегу Ладожского озера. Огромный сейд, каменистое дно, штиль и роскошные облака — что ещё нужно для провинциального фотографа?

Читать дальше



Der großer Turm

Вышка на горе Рыжоха — это один из основных элементов обустройства туристской инфраструктуры маршрута «Большая Валдайская тропа». Теперь наивысшая точка национального парка «Валдайский», доступная пешему туристу, стала на 25 метров выше прежней отметки в 296 м над уровнем моря.

По прямой до Валдая 25 кэмэ, в телевик можно разглядеть вышки Газпрома и погодный локатор на Богомолке. Видно (слегка) озеро Уклейно и Вельё. Дорога до места норм (а до Ивантеево сейчас так вообще автобан). Вау-фактор место быть имеет. Вердикт: ехать. Координаты: 57.783753, 32.982281

Под крылом самолёта о чём-то поёт зелёное море тайги…

Читать дальше



Прибытие поезда: Паровоз выходит на регулярный пригородный маршрут Бологое — Осташков

Сегодня на станции Куженкино (вот мы туда ездили в прошлом году, там очень красивый исторический вокзал — http://benzinych.ru/benzin/29004, посмотрите) состоялось торжественное открытие железнодорожного музея под открытым небом и встреча первого пассажирского рейса паровоза.

На железнодорожной линии в Тверской области, соединяющей Бологое и Осташков, каждую субботу, начиная с 29 сентября, пригородные поезда будет вести локомотив на паровой тяге. Впервые с 1976 года паровозы будут участвовать не в разовых туристических, а в регулярных пассажирских перевозках.

Читать дальше



Goldenrod Sands Beach North Karelia

Пляж года по версии benzinych.ru. Эх… градусов на 5-6 теплее бы среднегодовую — это реально был бы лучший курорт.

В воздухе царит тишина, ветер стих, и только прибой мерно бьёт в упругий песчаный берег.

Долго стояли, впитывали в себя вот это вот всё.

Несколько фотографий.

Читать дальше



Ладожские сны

Говорят, что опытные туристы по вкусу воды могут не только отличить Ладогу от Онеги, но и сказать около какой деревни она была набрана и сколько часов назад прошел теплоход до Кижей или Валаама.

Задался вопросом, а сколько же раз я тут был? Удивительно, но за все годы хаотических метаний «по северам» я был на Ладоге всего 5 раз (ночевок 10-15 в разных местах соответственно), и на Онеге 14 (!) раз. Сколько палаточных стоянок-ночёвок было на Онежском — даже не решусь прикинуть. Много. Практически местный житель.

В пять утра ветер стих, но прибой продолжал долбить берег. Я вылез из запотевшей машины и побрёл по берегу поснимать в утреннем розовом и голубом.

Понаснимал вот, пока водой в сапог не прилетело.

Читать дальше



Внезапно открыли для себя Боровичи

Второй раз туда просто погулять ездим, открываем новые места, удивляемся. Во многих районах я, оказывается, тупо не был, и даже не подозревал об их существовании. Да и центр — ммм… восхитительный уездный купеческий городок, всюду жизнь, движуха и аутентик с историческими детальками, ходишь по «променаду» на Коммунарной и вспоминаешь уныние и тлен нашей Народной. Отличный город, пыли только многовато.

Несколько инстаграмок, пожалуй:

Читать дальше

 

Ночной блюз «Ладога»

Мы нашли полянку прямо на берегу между сосен, в пяти метрах от прибоя, поужинали, спрятав газовую плитку от сильного ветра за машиной, и завалились спать, убаюканные мерным шумом волн…

Пара фоток для старых добрых друзей, от которых ничего не слышно.

Читать дальше

 

Ведлозеро

Сам посёлок Ведлозеро — обычный российский посёлок, ничего выдающегося. Но в нём есть интересный новодел десятилетней давности — церковь Илии Пророка. Церква юна, но весьма необычной архитектуры. Красивая, поэтому заморочился походить по округе, найти съемочную точку. Увы, без электрической опоры на переднем плане, и соты на заднем было никак (впрочем, можно было зашопить, но это как-то неспортивно).
Ехать сюда: 61.568003, 32.835060.



Кинерма

Кинерма (ударение на первый слог) — старинная (450 лет!) карельская деревня, комплексный памятник истории. Центр проживания карел-ливвиков. В деревне расположены жилые дома, старейшие из которых были возведены в XVIII веке и начале XIX, а также часовня Смоленской Божьей Матери, построенная в XVIII веке. Самое интересное то, что деревня «чистая», т.е., кроме аутентичных домов в ней почти нет никакого новодела из сайдинга и ондулина, портящего картинку. В настоящее время дома охраняются как объекты культурного наследия Республики Карелия.

Любопытный факт: в 2016 году деревня была принята в Ассоциацию самых красивых деревень России. В результате победы в конкурсе возник большой для крошечной деревни поток туристов, с которым шесть жителей не могут справиться: хозяйка единственной гостиницы сообщала журналистам, — «Мы ж хотим за эти деньги обслужить качественно, чтоб люди не уезжали обиженными. Но 4 тысячи туристов в год! Мы физически уже не можем. У меня запись на полгода вперед».

Мы надеваем резиновые сапоги и медленно погружаемся в этнографию…

На первых фотографиях домик, которому 300 лет, а его хозяину (он поднимается по крылечку) — 86. Разговаривает дед только по-карельски. На его доме спутниковая тарелка, родня говорит, смотрит что-то на карельском языке, причём так громко, что вся деревня в курсе происходящего в его ящике.

В общем-то, за этим снимком я и ехал.

А в конце поста — фотография часовни Смоленской иконы Божией Матери (конец XVIII века) в окружении каких-то странных елей.

Много фоток, тяжёлый, но красивый пост и наконец-то не про церкви (ну, кроме одного снимка, бгг) 🙂

Всё, как всегда, кликабельно. Смотрите.

Ехать сюда: 61.527788, 32.826835.

Читать дальше



Гиморецкий погост

Церковь Рождества Пресвятой Богородицы. Год постройки — что-то между 1659 и 1695, в общем, до Петра.

Есть такая вот история:

Во время Великой Отечественной войны Гиморецкий погост оказался на территории, оккупированной финскими войсками. В сентябре 1941 года финская армия вышла к Свири, окончательно перекрыв трехмиллионному Ленинграду пути сообщения с остальной территорией СССР – и лишь в августе 1944 года район был освобожден советскими войсками. Здесь случилась удивительная история, в мирное время невозможная, а в военное – и вовсе немыслимая.

В зону оккупации попало множество памятников деревянного северного зодчества – в те годы их количество в разы превышало современное. Финны, генетическая память которых естественным образом хранит культурные традиции проживавших в этих краях предков, не могли не заинтересоваться архитектурным наследием, оказавшимся для них в зоне доступа. Одним из этих солдат оказался будущий профессор Ларс Петтерссон — финский исследователь средневековой архитектуры Финляндии, Скандинавии, Карелии и Византии. В 1942 году ему было 24 года. Он вместе со своим другом, 32-летним художником и скульптором Ойва Хелениусом, добились от армейского командования разрешения зафиксировать все памятники архитектуры в зоне военных действий, чтобы принять меры к их сохранению. В условиях военного времени им удалось обмерить и сфотографировать все существовавшие на территории Межозерья храмы. Исследователями было выполнено 1640 фотографий, сотни чертежей и рисунков, составлены подробные описания памятников, иногда и с выписками из сохранившихся на своих местах церковных архивов. Было обмерено и сфотографировано 242 церкви и часовни, из которых сохранились теперь всего 32.

Эти материалы стали основой будущей монографии Л. Петтерссона «Церковная деревянная архитектура Заонежья», в которой была впервые разработана типология культовых построек Карелии и представлена их эволюция. Благодаря работе, проведенной финскими учеными, был сохранен облик, зафиксированный на фотографиях и чертежах, многих ныне утраченных памятников архитектуры.

Потрясающая история. Ведь война ассоциируется лишь с потерями и горем. Но если бы не война – о скольких из этих 242 церквях и часовнях из списка Петтерссона мы не узнали бы вовсе?

Копии многих изображений из своей драгоценной военной коллекции Ларс Петтерссон в 1989–1990 годах успел передать в дар Кижскому Музею-заповеднику. Две акварели Ойва Хелениуса запечатлели церковь Рождества Пресвятой Богородицы в Гимреке. На обеих надписано имя автора, а также населенный пункт и дата: Himjoki 27.4.1943 и 28.4.1943. Самый разгар войны. Древний вепсский храм. Вне войны. Вне времени. Вне политики.

Несколько фотографий. Там в конце ещё фотка интересных традиционных вепских наличников.
Ехать сюда: 61.151425, 35.607932.

Читать дальше

 

«Вне времени»

Медитативное утро на огромном песчаном пляже Онежского озера. Шесть утра. Лёгкий прибой застыл тягучим киселём, в небе протухший рассвет без солнца. Просто берег без какой-то фишечки в кадре был бы скучен до утробной зевоты, поэтому фотограф находит корягу поживописнее, тащит её на своё горбу к воде (вот упоротый!), плюхает в воду, при этом полностью обдав себя брызгами, и не спеша, смакуя соответствующее настроение, делает этот дзен-снимок.

Это здесь — 61.083435, 35.637883.
Необходим полный привод.



Церковь Георгия Победоносца на Юксовском погосте

Георгиевская церковь построена в 1493 г., является третьей по возрасту из сохранившихся до наших дней деревянных церквей России (или уже второй после пожара в Кондопоге?) и самой старой в России деревянной церковью, стоящей на своём месте (две более старых перевезены в музеи).

Тысяча четыреста девяносто третий, Карл! Как раз в этом году Колумб бороздил просторы моря-окияна, открывая Америку, а у нас вот… мужики церковку срубили.

Стоит в километре от дороги, по которой я проезжал раз двадцать.

Как и на предыдущей остановке, нам чрезвычайно везёт со светом — выглянуло буквально на пять минут.

Несколько картинок умопомрачительной церквушки и вокруг.

Читать дальше