Буковки и книжки и лытдыбр

У маминьки отрыл (или она сама подсунула, не помню уже) замечательную старую книгу — Ю. Казаков «Северный дневник». Одним махом за ночь. Сейчас сразу второй раз читаю, уже вдумчиво и смакуя. Зимний берег, Терский берег, Мезень, Коми, Мурман… для моего уха это песня.

Что-то  сегодня ещё над словами потешались?… А! Ну, кожаный картридж это ладно, а меня больше порадовало, много раз замечал, но сегодня именно повеселился над традиционным лепровским «внутри инсайда» (означает «продолжение под катом» (объяснять, что такое «кат»?)) У нас в городе многие заведения, особенно из клана Райпо, грешат такой же тавтологией типа «Прейскурант цен», например.

А, ещё до Демьянска сегодня метнулся. Дорога, на удивление, неплоха. В Язвищах только пара язв в асфальте, но, ежели лицом не щёлкать, то не подвеска не щёлкнет ни разу. А в Демянском районе уже к ямочному ремонту приступили вовсю, а наши само собой, не чешутся.

    

Буковки

Скачал Карла Сагана «Контакт» (в предыдущем посте упомянут, ага). Кино по этому роману мне некогда весьма понравилось, почитаем теперь книгу.

Да, прочитал «Хроноагент» Владимира Добрякова и Александра Калачева — бездарно написанная муть.

 

 

«Я легенда»

Прочитал. Недурно. Но. НО! Абсолютно ничего общего со сценарием фильмы, ну буде только фабула — один в городе — общая.

Теперь твердо уверен, что «Горбатую гору» про боевых пидарасов снимали по рассказам Артура Конана Дойла про Шерлока нашего Холмса и верного его дохтура Ватсона.

  

Книжачку читаю

Андрей Левицкий «Выбор оружия»

Группа Медведя пропала где-то в районе Чернобыля. А ведь экипированы они были хорошо, взяли стволы, запасы и оборудование, да к тому же все семеро — парни тертые, в Зоне не первый год. Но — исчезли вместе с самим Медведем, который считался чуть не лучшим сталкером по эту сторону Припяти.

— А ну, проверь еще раз, — сказал я. — Точно два сигнала идут?

Мы лежали в кустах на склоне, внизу были развалины, покосившийся одноэтажный домик и водонапорная башня. Дальше — Чернобыль, за ним — широкая гладь Припяти. Город стоял на крутом берегу. Противоположный, пологий, летом зарастал буйной зеленью, но сейчас там все коричневое, рыжее и желто-красное: палая листва, земля да голые деревья. И синеют мелкие речушки, которые от Припяти начало берут. Песчанка, Рачья, Старик, Камышовая… Жаль, отсюда баржи не видно. Хорошая там баржа, большая, мощная, — я слышал, ее стали вместо парома использовать еще до второй аварии, когда понадобилось многотонные грузовики, части башенных кранов и броневики через реку перевозить.

Из отрывка, думаю, все понятно.



Отличная повесть!

Михаил Веллер «Гонец из Пизы», весьма и весьма всем рекомендую.

Цитата оттуда:

Вытегра была типичным речным поселком, разросшимся до размеров и статуса города в презрительной уверенности, что таковы и есть все нормальные города на свете: грязь и мешанина кривых деревяшек с панельными пятиэтажными коробками. Вид его являл симбиоз слияния города и деревни чисто механическим путем: сложить, перемешать и вывалить на местность, как груду кубиков из ведерка в песочницу, размоченную дождем.

Завтра буду там Рождество встречать.



Суицид

Лежу, перечитываю Веллера. Не удержусь, выложу вам расказик, дабы, так сказать, привить.

СУИЦИД

У влюбленных условия всегда были трудные — не было жилплощади, не было денег, не было красивых вещей и романтических путешествий; презервативы, правда, были, но не было книг по культуре секса, разъясняющих, как их правильно использовать. Но все как-то устраивалось.
Читать дальше

  

Книги

Читаю «Фатерланд» Роберта Харриса. Детектив, действие которого разворачивается в 1964-м году в гитлеровской Германии, выигравшей войну с Советским Союзом в 1943-м.