07.07.2009 → Путешествия & поездки  → Карёлия-2009. Часть третья: Полуостров Кочковнаволок, восторг

Восторг бывает разным. Иногда от него хочется восхищённо материться,
иногда — креститься, иногда и рука тянется, и язык прикусывать приходится.
А иногда хочется встать на колени. Последняя степень восторга — когда
хочется креститься и материться, стоя на коленях.
Тут хотелось то ли прыгать, то ли восклицать беспрерывно магическое слово «Офигеть!»
© неизвестен

Въехав в Республику Карелия, потихесеньку продвигаемся к городу-герою Пудожу. Городок небольшой, как сказали бы в прошлой поездке — «кишлак класса “Демянск”», население всего 9 тыс. Центр аккуратный, несколько пятиэтажек с прикольным соц-артом в виде мозаики из красных кирпичей на стенах, деревянные двухэтажки барачного типа, несколько кафешек, заправка ну и еще всякое. Столовка, где мы обедали в трёх предыдущих поездках, сказалась закрытой на спецзаказ, но буквально в ста метрах обнаружилось отличное кафе-бар, где мы с удовольствием вкусили всевозможной пизчи, в частности, ваш покорный вкусил говяжьего языка.

Далее двинулись к поселку Стеклянное (на многих картах пишут название посёлка на другом берегу реки Водла — Шальский), дабы выехать на мыс Кочковнаволок и по возможности найти и обозреть петроглифы.

Да тех, кто не в теме, объясню, что есть петроглифы: в эпоху неолита, последней стадии каменного века, примерно 5000-6000 лет назад, на территории современной Карелии жили люди. Просто так жить им было, видимо, скучно, «Ягуара» не было, герыча тоже, и они на огромных прибрежных камнях, так называемых «бараньих лбах», высекали всяческие фигурки — людей, животных, кошечек-собачек, оленей-медведят и прочее. И вот эти их рисунки, представляете, сохранились, что твои пирамиды, до наших дней!

Продолжим про нас.

Проехав Стеклянное, видим большие горы щебня, добываемого неподалеку методом взрывания камня и вывозимого «Белазами» на погрузку в сухогрузы. Стоят огромные портовые краны, стоящий у «стенки» корабель сливает балластную воду, индустрия, одним словом.

Ближе к пяти вечера выкатываемся на берег Онеги. Люди, это просто даже не восторг, а щенячий какой-то восторг охватил нас всех! Солнце, ветер, песок, сосны, чистейшая вода! Не знаю, как описать, нет слов, другая планида, и всё тут.

Сверяясь с картой в своей голове, решаю ехать по лесной дороге вдоль побережья. Петляем впритирку между соснами, и через километр примерно упираемся в натуральную автомобильную пробку — стоят три машины и никого. Видимо рыбачки сгрузили лодки и когда вернутся — неизвестно. Пешком дальше никак — топко, прямо к берегу выходит болото. Как потом выяснится, это болото выходит и на противоположный берег полуострова, то есть, как бы пересекает его.

Едем обратно. С противоположного берега находим ещё одну грунтовку, по которой выкатываемся обратно к болоту, но уже немного с другой стороны. И, что самое главное, дальше можно пройти пешком. Впрочем, можно было и на машине, тем более наша «шнивка» была на «мудах», но лебедки нема, да и одним экипажем как-то стремновато. Оставляем машину и идем пешком.

На самом берегу выходим к лагерю каких-то бойскаутов. Куча палаток, народ сидит под навесом, обедает. Подхожу спросить за петроглифы и узнаю, что просто так, с кондачка, мы их можем и не найти. Но мы упоротые валдайцы, и таки идем искать.

Выходим на берег и пиздец, товарищи!

Дебильная, конечно, фраза: но это натурально тропики, только холодно и сосны! Тут еще красивее, чем то место, где мы были полчаса назад. Маленькая бухта, с двух сторон окруженная мысами-«бараньими-лбами». Шикарный песчаный пляж в форме правильного полумесяца. Неподалеку гранитные острова. Над берегом, как пальмы, склонились сосны, еще более усиливая сходство с каким-нибудь островом Баунти. Тот песок, что не смочен водой, ослепительно белый, ажно глаза режет.

Мы, во всяком случае, я точно, начинаем медленно сходить с ума от восторга.

Идём.

«Бараний лоб» — это выступающий мыс из титанических валунов, которые на самом деле когда-то были скалами, но проходящий около 35-10 тыс. лет назад ледник срезал их вершины и превратил в плоские каменные плиты.

Скачем с камня на камень, осматриваем каждую глыбу в поисках петроглифов, восхищаемся закатом и растущими прямо на камнях соснами.

Решаем идти дальше, через следующую, примерно с километр длиной, бухту, до следующего каменного мыса.

Идём.

Скачем с камня на камень, осматриваем каждую глыбу в поисках петроглифов, восхищаемся закатом и растущими прямо на камнях соснами.

Решаем идти дальше, через следующую, теперь уже поменьше, метров двести длиной, бухту, до следующего каменного мыса.

Идём.

Скачем с камня на камень, осматриваем каждую глыбу в поисках петроглифов, восхищаемся закатом и растущими прямо на камнях соснами.

И не находим. Ни одного изображения, ни одной насечки. Позже выяснится, что искали мы не там. Я думал, что рисунки, как на Бесовом мысу, будут нанесены у самой кромки воды, на горизонтальных поверхностях, здесь же надо было искать на вертикальных стенах утесов. Очень обидно.

Ноги уже порядком устали, тем более если учесть, что утром мы лазали по Андомскому утёсу. Но я смелый и чоткий, решаю идти дальше. Разделяемся на две команды: Леонид с семьёй идет обратно к машине и выезжает к посёлку, где ждут меня, я же иду пешком дальше и по другому берегу полуострова надеюсь выйти на место встречи.

Иду, фотографирую все подряд, осматриваю камни. На одной плите обнаруживаю высеченный зубилом «петроглиф» современности — что-то типа «Тут был Вася Пупкин». Понимаю, что это неспроста, что неизвестный Василисуалий Пупло хотел увековечить себя рядом с чем-то значимым, и начинаю натурально, как говорят геокэшеры, «кабанить». Осматриваю по сантиметру всю площадь огромной гранитной плиты — ни-че-го. Ну и не больно и хотелось, выругиваюсь про себя, и выхожу на самый кончик мыса, откуда уже видно портовые краны и посёлок.

И тут переживаю еще одно приключение, на сей раз неприятное. Неподалеку от мыса стоят лодки и катера рыбаков, и, видимо, какой-то рыбак, опасаясь рыбинспекции, выложил свой улов на берег, высадил свою, ебись она конём, собаку, и приказал ей сторожить. Что эта злобная сука и делала! В общем я иду, никого не трогаю, и тут на меня, рыча и брызгая слюной, выскакивает натуральный капец! Капец причем немецкий, метр ростом и в хорошем ошейнике. Я аж оцепенел на какой-то миг, но потом очнулся, и стал на собаку не менее громко орать, типа, пшла, сука, на хуй, и все такое. Дорогие читатели, вы, конечно, извините за мой французский, но очень уж страшно было. Собака вроде успокаивается, и на мое посвистывание вроде даже приветственно мотает головой. Но, стоит мне попятиться назад — опять рычит и лает. Отступаю в лес — она за мной. Так и пятимся метров пятьдесят. В лесу вроде отстает, я позволяю себе повернуться к собаке спиной, и иду по дуге через лесок, по пути выискивая палку покрепче, к продолжению берега. Выхожу на берег, а эта животная тут как тут! И реально бросается на меня! Клыки блестят, глаза по пять копеек, загривок дыбом! Вы не поверите, но в первую секунду обосратушек я почему-то подумал о сохранности фотоаппарата, висящего на груди, думаю, как бы изловчиться, и упасть так, чтобы его не повредить. Дебил, меня сейчас кушать будут, а я о фотоаппарате.

В общем, я опомнился, схватил вовремя подвернувшуюся палку с берега, и бросился навстречу собаке. И таки шо бы вы думали — она отступила! Отскочила метров на десять, и стоит, рычит. Я пячусь — она делает движение броситься, я делаю вид, что кидаю палку — она садится. Так и пятимся. Я понимаю, что так продолжаться долго не может, и вообще, человек царь природы, и бросаюсь на нее в атаку, махая палкой, что твой первобытный человек, рисовавший эти самые, будь они неладны, петроглифы. Собака обсирается и убегает окончательно в лес.

Бррр… как вспомню, аж передёргивает.

Ладно, иду по бережку дальше, и упираюсь в болото. Пройти решительно никак, беда прям. Пытаюсь обойти лесом — нифига. Матерюсь, и иду напролом через какие-то дебри строго в направлении на запад. Выхожу на берег большой бухты и иду по нашим следам обратно к тому месту, где мы оставили машину. Машины, естественно, нет, ребята ждут меня у посёлка. А ноги-то уже того, гудять. Снимаю куртку, поудобнее вешаю фотоаппарат и строевым шагом, напевая в такт «Пыщь-пыщь, ололо, вы все крабы и хуйло!», марширую к посёлку.

В общем и целом, пока я тут иду, смотрите фотографии, их много, и они такие красивые, что даже не знаю, что и сказать в свое оправдание:

Вот как-то так. Продолжение следует.

04.07.2009

 

Огравление

Поделиться
Отправить
Класснуть



Комментариев: 3

  1. За-то будет, что вспомнить (это я про собаку).
    А места и правда оболденные. Ну и фотограф молодец, передал настроение. :)))

  2. с нетерпением ждём продолжения 🙂
    фотки очень красивые… или места 😉
    по маршруту на Лачетти смогу пробраться?

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *